#лотереи

Секреты удачи от капитана дальнего плавания

Профессионализм, собранность и удачливость. Именно так выглядит набор качеств, необходимых для того, чтобы стать капитаном морского судна. Игорь Арсланов управляет торговым судном уже много лет. А в прошлом году ему посчастливилось выиграть почти 900 000 рублей в одном из тиражей «Русского лото». Пообщавшись с ним, мы узнали, сколько черпаков муки нужно, чтобы испечь хлеб на весь экипаж, как быть, если в море ты проводишь больше времени, чем на суше и в какие приметы об удаче верят моряки.

Игорь Арсланов, капитан дальнего плавания

Я никогда не хотел стать моряком. Даже потом спрашивал у родителей, говорил ли я в детстве, что мечтаю о море. Они ответили, что ничего такого не было. Мы же жили в городе, где не было большой воды, никто из наших родственников или знакомых не ходил в рейсы. Откуда было взяться такому желанию? Я рос обычным ребенком, хорошо учился. А когда в десятом классе пришло время выбирать профессию, просто принес домой справочник для поступающий в ВУЗы и ткнул пальцем наобум. В итоге поступил в морское училище в Новороссийске.

Вообще мне кажется, что те, кто в детстве мечтают стать моряком или летчиком, никогда ими не становятся.

Учиться оказалось очень непросто. Это закрытое училище, где выход в город ограничен, а значит, ты изолирован от общества. Людям со стороны, особенно родителям, часто кажется, что это чересчур жестоко и что необходимости в таких мерах нет, но на самом деле это проверка. Если ты не можешь провести несколько месяцев в замкнутом пространстве с одними и теми же людьми, то надо уходить из этой профессии и искать что-то другое.

Самое сложное – это первые 2-3 года, когда идет действительно мощная и жесткая подготовка. Зарядка, тренировки, лекции. А я еще со второго курса начал ходить в море. Вообще, чтобы получить диплом, нужно пройти практику: в общей сложности год прослужить матросом на судне. Моя первая практика пришлась на середину зимы, у нас был рейс по Средиземному морю. Как и у большинства новичков, у меня началась морская болезнь. Но обращать на это внимание никто не собирался. С морской болезнью там легко борются: когда мне стало плохо, пришел боцман и сказал: «Иди, крась палубу». Ну и выхода-то не было, пришлось быстро излечиться.

Тяните жребий

Я тогда был совсем молодым парнем, все было в новинку, все вызывало восхищение. Тем более, что времена были совсем другие, и для нас заграница была чем-то мифическим, нереальным. На учебно-производственном судне, которое вообще-то строили для курсантов, но бывало, что и грузы возили, мы плыли по проливу Босфор. Запомнился запах шашлыка и невероятный красоты берег. Там все было по-другому, другие люди, другая жизнь. Это завораживало.

А потом долгое время я плавал на паруснике, на котором мы обошли все Средиземное море. Помню одну забавную историю. Стояли мы у Кипра, и из всей команды в 140 человек укачало только меня и другого матроса, грузина. Лежим мы с ним в кубрике (жилое помещение на судне) вдвоем, и вдруг он восклицает: «Почему мы с тобой такой хреновый?!» Хороший парень, сейчас капитаном работает.

Кстати, после этого в моей характеристике написали: «Укачивается, но работоспособности не теряет».

Успел я на судне и поваром поработать. Так получилось, что предыдущий повар, отслужив полтора года, просто сбежал. Ситуация безвыходная была, и тогда капитан сказал экипажу: «Тяните жребий». Вытянул я. Непростая работа оказалась: чтобы испечь хлеб на весь экипаж приходилось отсчитывать 26 черпаков муки. Но с другой стороны я увидел всю работу изнутри и, став капитаном, иначе относился к персоналу, чем мои коллеги. Я на своей шкуре узнал, каково это работать в таком месте.

Без жертв

На борт корабля попадают только проверенные люди, те, кто психологически готов и способен справиться со стрессом. Нас тренируют и учат именно этому. Хотя, безусловно, в жизни бывают разные ситуации. Иногда судно простаивает в чужом порту по нескольку месяцев, и ты начинаешь замечать, что кто-то из команды уже находится на грани. Что можно сделать в такой ситуации? Алкоголь на борту категорически запрещен, так что из доступных средств только слова. Вы не поверите, но беседа, несколько приободряющих фраз –  действительно эффективное средство. Человеку просто нужна опора, поддержка. В некоторых случаях, если позволяют обстоятельства, можно отпустить члена команды на берег.

Серьезная конфликтная ситуация у меня была лишь однажды. Боцман не справился с управлением, и я поставил за штурвал другого матроса. Ночью услышал какой-то странный грохот, сначала и не понял, что происходит. Подумал, что матросы просто счищают ржавчину отбойным молотком. Вышел на мостик, и тут ко мне подбежал один из членов экипажа со словами, что сейчас произойдет серьезное столкновение между старым и новым рулевым. Возможно даже с применением холодного оружия. Пришлось срочно брать ситуацию под личный контроль и улаживать конфликт. Слава богу, обошлось без жертв и последствий.

Рассказы о пиратах

Рассказы о пиратах – это не выдумка, это реальная угроза для всех моряков. Случайно в море вы пиратов не встретите, невозможно в открытом океане просто натолкнуться на чужой корабль. Вероятней всего они перехватывают сигналы, которые каждые два часа корабль посылает на спутник. Поэтому в последнее время в целях безопасности корабли стали ходить караванами.

При попытке захвата многое также зависит и от размеров судна. Если корабль большой, то высота борта от киля составляет где-то 20 метров. Это значит, что над водой торчит метров 10, поэтому забраться туда сложно. Кроме того, уже давно для дополнительной защиты на палубе стали устанавливать спирали Бруно – смотанную в воронку колючую проволоку. Еще на пароходе оборудовано убежище, в котором при необходимости можно закрыться. Оттуда же можно выйти на связь с берегом и рассказать о происшествии.

Мне, по счастью, с подобным сталкиваться не приходилось, но у меня есть знакомый моряк, который не просто встретил в море пиратов, но и был украден, а потом продан в рабство. Он оказался в обычной африканской деревне, где жило какое-то племя. Им, конечно же, нужен был не раб, а выкуп, который за него дадут. Там он прожил около двух месяцев, а потом организация, на которую он работал, за него заплатила. Это нормальная практика, все схемы давно отработаны.

Родиться в профессии

Для моряка основная задача – это вернуться домой вовремя и с деньгами. Хотя впечатлений за столько лет набралось масса. Помню, в Бразилии мы увидели одинокую лодку. А когда подплыли ближе, оказалось, что это хвост самки кита, которая кормила своего китенка. Около Мадагаскара видели двухметровую черепаху. Каждый день в одно и то же время она приплывала к нашему кораблю по своим черепашьим делам.

Есть животное, которого боятся все моряки. Это анаконда. Ее мне, к счастью, видеть не привелось. А вот наш повар однажды зачем-то купил голову анаконды и почти сразу угодил в больницу. Плохая примета, не надо этого делать.

А так я был почти везде, где есть море. Не удалось пока побывать только в Японии и Австралии.

В мореходку я поступил в 16 лет и с тех пор другой жизни не знаю. Нравится все. Что нет рутины и бытовухи, что в море у тебя нет начальника. Конечно, номинально он есть, но где-то там далеко, на берегу. А тут командуешь только ты, и я привык жить именно так. Привык проводить дома лишь 6 месяцев в году, привык, что тебя окружает вода. Иногда на суше уже труднее, чем в море. Родиться надо в этой профессии, вот что я думаю.